23 ноября 2017     Комментарии к записи Бизнес в России стремительно вымирает отключены
 

Бизнес в России стремительно вымирает

По статистике, в третьем квартале заявили о банкротстве 3227 частных предприятий. По сравнению с третьим кварталом 2016 года количество банкротств выросло на 12,4%. Подобная динамика наблюдалась в разгар кризиса 2009 года. Сейчас-то откуда взялись такие цифры? Ведь кризис, судя по заявлениям высокопоставленных чиновников, остался позади. ВВП и производство понемногу растут, рубль достаточно стабилен. Почему же закрываются предприниматели?

Depositphotos

Обескровленная экономика

Сейчас сложились неблагоприятные условия для ведения бизнеса: низкий курс рубля в сочетании с дефицитом средств населения противопоказан предпринимательству. Ведь для мелкого и среднего бизнеса нужен внутренний платежеспособный спрос. Дешевая рабочая сила и скромные доходы граждан выгодны только крупным компаниям, которые производят продукцию для международного рынка. И еще правительству, экономящему на социалке.

В стране по-прежнему слишком высокая ключевая ставка. ЦБ в свое время задрал ее, чтобы победить инфляцию. Сделать это удалось даже с перевыполнением плана: в сентябре инфляция упала до 2,7% в годовом выражении. Столь низкого уровня после распада СССР еще не было.

Вроде можно Центробанк и всю страну поздравить с этим. Однако есть обратная сторона медали. Как и предсказывали экономисты вроде Глазьева, Катасонова и Хазина, искусственное обескровливание экономики привело к кризису предпринимательства. Инфляция низкая не по причине устойчивого развития, а из-за отсутствия денег в реальных секторах и у граждан.

Малый бизнес протянул несколько лет, а теперь начал постепенно вымирать. Российский внутренний рынок агонизирует, и волна банкротств – яркое тому подтверждение. С экранов телевизоров часто звучат правильные вещи, но на практике происходит совсем другое. Так, президент Владимир Путин заявлял, что снижение инфляции должно сопровождаться уменьшением ключевой ставки. Формально Центробанк это указание выполнил. В течение года регулятор 4 раза уменьшал ключевую ставку. Однако за год она потеряла всего 1,75%, опустившись с 10% до 8,25%.

Такая динамика не дает возможность малому бизнесу получать дешевые кредиты. Для предпринимателей и 10%, и 8% — дорого. К тому же банки ведь кредитуют не по ключевой ставке, им тоже нужно зарабатывать, поэтому они накручивают свой процент. В результате промышленники и сельхозпроизводители получают кредиты минимум под 15%. Сравнение с Западом в этом вопросе будет не в нашу пользу. Например, промпредприятия Канады берут займы под 2-3% годовых.

Что делать?

Получается, что для многих сегодняшняя ситуация ничем не лучше, чем в кризисные 2014–2015 годы. В то время хотя бы у рядовых граждан были определенные сбережения, а у бизнеса – запас прочности. Положение можно было улучшить путем кредитования реальных секторов, но этого не произошло. А теперь банки видят, что в стране нет платежеспособного спроса, и не хотят кредитовать бизнес даже под высокие проценты.

Для реанимации предпринимательского класса нужны срочные меры. Оживить производство через одни целевые кредиты теперь вряд ли получится. Необходимо устранить утечку капиталов из страны, и создать условия для роста доходов населения. Причем это относится не только к госсектору: необоснованное увеличение финансирования чиновников приведет лишь к скачку инфляции.