21 декабря 2017     Комментарии к записи Урок для России: Как Китай превращается в мировой финансовый центр отключены
 

Урок для России: Как Китай превращается в мировой финансовый центр

Завотделом Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин объясняет причины роста экономики Китая и сравнивает ее с российской.

Depositphotos

Экономика Китая растет со скоростью больше 6–7% в год. Страна движется вперед подобно стайеру, быстро и неуклонно преодолевающему длинную дистанцию. Основные отрасли хозяйства и системы китайского общества должны непрерывно работать на расширение. А для этого их нужно постоянно снабжать кровью экономики – денежными средствами.

Финансовая система Китая настроена на стимулирование максимального роста. В центре насыщенного частными инструментами китайского денежного мира лежит полуадминистративный финансовый форсаж, в котором крупнейшая роль отведена заливающему всех ликвидностью Центробанку и системным банкам с участием государства.

Насыщенность деньгами (монетизация) выросла в Китае с 135% ВВП в 2000 г. к 177% в 2010 г. и к 208% в 2016 г. Параллельно растет насыщенность экономики кредитами, объем которых превышает размер ВВП более чем в 2 раза. В России подобные показатели в несколько раз меньше.

Процент по коммерческим ссудам в КНР постоянно снижается: с 5,85% в 2000 г. до 5,6% в 2014 г. и 4,35% в 2017 г.

Несмотря на опережающий рост кредитной и денежной массы, в Китае остается низким уровень инфляции. В 2000 г. рост цен составил 0,4%, в 2010 г. – 3,3%, в 204 г. – 1,99%. По итогам 2017 г. ожидается 1,77%.

В России любят крепкий рубль. Китай же постоянно обвиняли в искусственном ослаблении своей валюты для стимуляции роста ВВП, экспорта и ввоза капитала. Некоторое замедление развития Китая в 2000-х объясняют как раз ревальвацией юаня. Курс юаня вырос с 8,3 за доллар в 2005 г. до 6,6 за доллар сегодня, т.е. на 20%. Но эти цифры не сравнить с колебаниями котировок рубля в 2 с лишним раза.

Российская финансовая система четверть века фактически заморожена. Со своими высокими ссудными процентами она постоянно тормозит развитие экономики. Китайская же настроена на форсаж. Она стимулирует сверхбыстрый рост посредством усиленной монетизации, доступных кредитов с небольшими процентами, валютного курса и низкого уровня инфляции.

Отметим также присущие Китаю небольшое налоговое бремя (меньше 30%), дешевое государство, превышение прямых зарубежных инвестиций вывода капитала более чем вдвое. Все это приводит к высокой норме накопления. Соотношение инвестиций к ВВП составляло в КНР 34,3% в 2000 г. и 47,9% в 2010-м. В 2017 г. ожидается замедление до 44%. А в РФ – около 20%.

Ожидаемый некоторыми кризис в Китае наступит не скоро – большую часть финансовых рисков успешно «съедают» быстрые темпы роста. Помогают выпускать пар акции и деривативы, в которые вкладывает множество розничных инвесторов. А государство продолжает удерживать ведущую роль на финансовом рынке.

Разумеется, в будущем кризисы в Китае возможны – ведь китайская экономика не всегда будет выступать в роли стайера. Однако сейчас КНР на глазах становится одним из финансовых центров мира. Если в 2000 г. объем денежной массы в Китае составлял 25% от денежной массы США, то в 2016 г. – уже 139%.

Конечно, прямо внедрить китайский опыт у нас не получится. Однако нужно искать решения, которые позволят обеспечить темпы роста в районе 6–7 %. Иначе экономика России будет и дальше опираться на действующую сегодня спекулятивную финансовую систему, которая только тянет страну назад.