25 сентября 2017     Комментарии к записи В России останется всего несколько банков? отключены
 

В России останется всего несколько банков?

Сообщения о лишении лицензии очередного коммерческого банка уже не вызывают ажиотажа. Только в 2016 году Центробанком была прекращена деятельность 97 кредитных организаций, а менее чем за последние пять лет лишились лицензий 343 банка. Сегодня их осталось менее 600.

Depositphotos

Примечательно, что регулятор, который ранее не озабочивался оздоровлением лихорадящих участников рынка, в конце лета вдруг решил заняться спасением банка «Открытие», входящего в перечень системообразующих. При этом, было решено привлечь к этому средства Центробанка через Фонд консолидации банковского сектора. Причем, едва утихла вызванная этой новостью буря, помощи попросил Бинбанк, который является еще одной крупной коммерческой кредитной организацией.

По утверждению Главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, в основе таких действий ее ведомства лежит стремление оздоровить банковский сектор, вывести из него слабых игроков. Однако, некоторые эксперты называют происходящее не иначе, как «зачистка», и говорят о переходе все большего количества банков под контроль государства. При этом, только в 2013—2015 годах на эти мероприятия было потрачено 3,4 трлн рублей бюджетных денег.

По мнению некоторых аналитиков, то, что сегодня происходит в банковском секторе России, нельзя назвать санацией. Эта процедура применима к жизнеспособному банку, переживающему тяжелые времена, в то время как „Открытие“ и Бинбанк имели околонулевой или даже отрицательный капитал. Значит, речь идет не о санации, а о национализации, переходе в государственную собственность. Другой вопрос — что именно переходит в собственность государства. Речь идет о дырах в капитале, то есть, убытках. Это значит, что Центробанк своим решением перекладывает на россиян бремя убытков банков. Только из-за „Открытия“ и Бинбанка каждому экономически активному россиянину придется, так или иначе, заплатить 10 тыс. рублей. Убытки будут погашаться либо путем скачка инфляции, либо деньгами, взятыми из резервов.

Конечно, если говорить о краткосрочной перспективе, то в национализации проблемных банков есть положительные моменты в виде сохранения стабильности системы, недопущения паники и веерных банкротств. Однако, долгосрочные эффекты такой стратегии являются в основном негативными. Перед государством не стоит задача заработать деньги, оно всегда может получить их у населения через акцизы и налоги. Так же и госбанку не нужно зарабатывать деньги путем кредитования населения и бизнеса, или работы с ценными бумагами. В результате, банковская система начинает участвовать в решении политических, а не экономических задач, и экономика лишается механизма развития и перспективы всякого роста.

Огосударствление российского банковского сектора может закончиться тем, что на рынке банковских услуг останется несколько государственных банков. О конкуренции в этом случае можно будет забыть, что приведет к снижению качества банковских услуг, например, к возвращению длинных очередей.

Что же до спасения крупных коммерческих банков за счет государства, то здесь есть еще одна опасность. Если у владельцев и топ-менеджмента банков „too big to fail“ будет понимание того, что в случае краха их банк ждет не банкротство, а санация, то они намеренно будут придерживаться безрассудной оппортунистической политики. Иными словами, неоправданно лояльное отношение к владельцам и топ-менеджерам Бинбанка и банка „ФК Открытие“ дает представителям других крупных банков повод для осуществления вывода активов, манипулирования ценами финансовых активов и т. д. Кредиторы же из-за отсутствия бэйлина (спасения за их счет) перестают заботиться о финансовой устойчивости банка и интересоваться его состоянием.