22 марта 2016     Комментарии к записи Wall Street Journal предполагает, что «лишняя» нефть является ошибкой статистики отключены
 

Wall Street Journal предполагает, что «лишняя» нефть является ошибкой статистики

В опубликованной недавно Wall Street Journal статье высказывается мнение, что рост цен на нефть наступит гораздо раньше, чем предполагалось, ведь большая часть из якобы предложенной к продаже на рынке «избыточной» нефти могла появиться как результат ошибки при статистических подсчётах.

Depositphotos

В качестве основного объяснения столь долгого сохранения таких невысоких цен на нефть все эксперты приводят значительное превышение предложения над спросом. Базой для подобной аналитики в первую очередь является статистический отчёт Международного энергетического агентства (МЭА), согласно которому ежедневно рынок получает на 1,9 млн. барр. сырья больше, чем ему требуется, что и давит цены вниз. Но всё может оказаться не так, предполагает The Wall Street Journal (WSJ) — возможно, не меньше 50% от этой «избыточной» нефти является ничем иным как элементарной статистической ошибкой.

Достоверно известно, что около 770 тыс. барр. нефти каждый день остаются непроданными и отправляются в хранилища; одновременно с этим другие 300 тыс. барр. находятся в пути — перемещаются по нефтепроводам или перевозится танкерами. Где же остальные 800 тыс. барр? Быть может, их просто не существует, спрашивает WSJ.

Эту точку зрения высказал газете эксперт фирмы Standard Chartered Пол Хорснелл. По его мнению, не следует искать, в каком направлении утекла «пропавшая» нефть, потому что её попросту нет в природе.

В таком случае, предполагает Дэвид Перселл, управляющий директор ориентированного на энергетику банка Tudor, Pickering, Holt & Co., рынок был введён в заблуждение, положение дел значительно отличается от кажущегося, а значит, высокие цены на нефть могут вернуться гораздо раньше.

Следует отметить, что некоторые аналитики (например, из DNB Markets) склонны объяснять «исчезающую» нефть её потреблением в странах типа Китая, не придающих большого значения строгой отчётности в этом вопросе.

WSJ пишет, что за последних три месяца 2015 года объём «неподтверждённой» нефти доходил до 1,1 млн барр., то есть 43% от всего наблюдавшегося на рынке «избытка». МЭА уже была уличена в подобном отражении статистики в 1998 году, когда не нашедшая своего подтверждения в реальности нефть существовала лишь в отчётах агентства. Тот инцидент даже послужил поводом для конгресса США дать поручение Счётной палате проанализировать информацию МЭА. Однако, проверка закончилась ничем — в заключении комиссии говорилось лишь о том, что ошибки действительно могли возникнуть, однако никак не были прокомментированы их размер и влияние на итоговый результат (в большую или меньшую сторону).

Как ответил газете представитель МЭА, подобные статистические погрешности могут иметь место вследствие завышения объёмов предложения на рынке, преуменьшения спроса и отсутствия возможности точно оценить нефтяные запасы государств, которые не входят в Организацию экономического сотрудничества и развития.

Исключительной точности от статистики в области нефти ждать не приходится, соглашается главный аналитик по инвестициям U.S. Bank Роб Хейворт. Но он считает, что даже в том случае, если «излишние» баррели, местоположение которых невозможно установить, представляют из себя результат ошибки, этого недостаточно, чтобы выровнять рынок. Даже тех баррелей, о происхождении и текущем местонахождении которых всё доподлинно известно, слишком много на фоне текущего уровня спроса на сырьё.

В период со второй декады февраля по середину марта эталонный баррель нефти марки Brent подрос в цене где-то с $30 до $40. Как считают аналитики Citigroup, это вызвано перебоями в поставках сырья из Нигерии, Ирака и стран ОПЕК. Экспертные расчёты показывают, что вследствие подобных нарушений на мировой рынок ежедневно недопоставляется минимум 800 тыс. барр. нефти (около 1% от всей суточной добычи в мире).