14 сентября 2018     0
 

Жизнь без долларов. Нужно ли срочно забирать деньги с валютных вкладов?

Россияне, имеющие долларовые вклады в крупных российских банках, могут столкнуться с трудностями с тем, чтобы забрать свои деньги в американской валюте. Это может произойти, если США запретят крупным российским банкам, — а в проекте значатся Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, Промсвязьбанк, — операции в долларах.

Depositphotos

Как заявил президент банка ВТБ Андрей Костин в интервью американскому агентству Bloomberg, банки деньги гражданам вернут, однако как именно — пока вопрос. «Я убежден, что все клиенты всех банков смогут получить назад свои деньги. Это принципиальный момент. Как это будет сделано, в какой валюте — это уже другой вопрос», — сказал Костин.

Подобные заявления про «другой вопрос» наверняка заставят многих вкладчиков задуматься: а не пора ли бежать забирать свои доллары из банков? Еще слишком свежи воспоминая о дефолте, который подорвал доверие к финансовым организациям и правительству, вечно обещающему помочь, а потом умывающему руки. Кстати, тогда, в 1998 году, банки пошли на подобный шаг: превратили валютные депозиты в рублевые, и вместо 6 рублей «зеленый» стал стоить 30.

Смогут ли россияне, имеющие долларовые вклады, получить назад свои деньги в полной мере, и в какой валюте отдадут вклад?

«В случае принятия таких санкций есть риски, что люди могут не получить вклад именно в долларах США, но финансовых рисков нет. Клиенты смогут получить вклады в любой другой валюте, в которой банк будет иметь возможность проводить операции. Потери как таковой не будет, вклады выдадут по тому курсу, который будет на момент снятия денег», — говорит эксперт федерального фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Сергей Гирнис.

Неудобство возникнет только у людей, которым важно получить по вкладу именно доллары США — например, для поездки в Штаты. «Это можно будет сделать через перевод вклада в другой банк, который не попал под санкции. Либо какую-то часть обналичить, какую-то перевести в другой банк. Но это актуально для людей, которым нужны американские доллары в наличных деньгах. Если человек хранит вклад для финансовой безопасности, то прерывать его нет смысла», — заявляет Гирнис.

Профессор Чикагского университета Константин Сонин написал на своей странице в Facebook пост о том, что бы он делал, имея валютный вклад в российском банке. По его словам, надежность валютного вклада банка зависит от надежности самого банка. Однако, если есть хоть небольшая опасность того, что валютные вклады будут принудительно превращены в рублевые (о чем и говорил глава ВТБ), то есть вероятность, что возврат будет происходить не по текущему курсу, соответственно, потери будут существенные. Владельцам крупных вкладов Сонин рекомендует снять треть или половину и положить в банковскую ячейку: издержки в этом случае будут, но минимальные — примерно 3% (проценты + долларовая инфляция), зато деньги будут застрахованы, если, конечно, власти вдруг не решат изымать ячейки у населения. При этом вероятность сценария конвертации долларов в рубли экономист оценивает в 5-10%, а риск изъятия ячеек — всего в 1%.

Руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра» Роман Блинов, в свою очередь, напоминает, что валютные депозиты в российских банках с точки зрения доходности — не самая прибыльная инвестиция: по рублевым вкладам ставки гораздо выше. «У нашего населения общее презрение к национальным активам и валюте выросло в национальную идею», — замечает эксперт.

На самом деле для паники пока поводов нет. Ограничения для банков не будут означать запрет на оборот доллара внутри России. «Чего точно не стоит делать сейчас — это бежать закрывать долларовые счета в своем банке. США не смогут их заблокировать, поскольку они открыты не в их юрисдикции. Они также не смогут ограничить хождение валюты внутри страны, валютно-обменные операции с долларом в российских обменных пунктах, успокаивает руководитель аналитического департамента компании «ФинИст» Екатерина Туманова, — Даже если население устремится массово снимать доллары, и их на всех не хватит, банки смогут предложить не только рублевые альтернативы, а выдачу наличных в евро, швейцарских франках или других валютах. Возможно, условия будут даже выгоднее».

Андрей Нальгин, частный инвестор, блоггер, непредвзятый аналитик: «На мой взгляд, невозможно ясно сказать, что произойдёт, если Америка введёт для российских госбанков полный запрет на любые операции в долларах – такую меру предусматривает внесённый в Конгресс в августе законопроект DASKAA. Вероятность его принятия после нового витка в «деле Скрипалей» сейчас считается весьма высокой.

Собственно, теперь вопрос, как защититься от возможных российских контрмер, которые наверняка будут включать принудительную конвертацию долларовых вкладов и счетов в российские рубли. Если кому нужен прецедент, пусть вспомнит, что произошло в 2014 году с вкладами в банке «Россия», который первым попал под аналогичный запрет со стороны США. Только теперь всё это нужно будет умножать на пару порядков, поскольку под санкционным мечом находятся «Сбербанк», ВТБ, РСХБ и «Газпромбанк», вместе контролирующие более 80% рынка частных вкладов РФ. И почти половина депозитов приходится на доллары.

Именно ввиду такого большого масштаба проблем идея переложиться в евро не кажется мне 100% годной. Для властей, многие годы рассуждавших о девалютизации представляется слишком удобный случай, чтобы им не воспользоваться и не покончить разом со всеми инвалютными сбережениями населения. Так что единая евровалюта легко может попасть под одну гребёнку с долларом. Как и британский фунт, и швейцарский франк.

С другой стороны, розничный рынок наличной валюты вряд ли будет убит сразу: в ЦБ сидят не дураки, чтобы отдавать эту сферу полностью на откуп чёрному рынку. Но разного рода ограничения, требующие подтвердить происхождение обмениваемых средств, и драконовские лимиты на обмен вполне могут быть введены. В любом случае уйти со вкладов в кэш представляется поступком вполне годным. Хотя тут и возникают вопросы, где надёжнее хранить инвалютную наличность.

Откровенно говоря, банковские ячейки не видятся лично мне достойным хранилищем. Ещё в 2004 году, когда правоохранители пришли в депозитарий Собинбанка и основательно там всё обыскали (с потерями для его клиентов, естественно), стала понятна уязвимость подобных мест. По официальной версии, пострадали только владельцы «чёрного нала», не сумевшие документально подтвердить силовикам легальное происхождение внушительных сумм долларовой наличности. Но по банковскому рынку ходили слухи, что на 10-20% попали все, чьи ячейки были тогда вскрыты.

В общем, тайник или сейф дома, наверное, надёжнее, что бы ни говорили СМИ о мастерстве домушников. Понятно, что в дополнение к этому необходима разумная осмотрительность и полная молчаливость всех членов семьи.

Ещё один вариант, который нельзя исключать в наши дни, состоит в том, чтобы часть сбережений перевести в физическое золото. Не самую крупную, не больше 10-15%, но всё же. И не в ювелирные украшения, а в инвестиционные монеты или мерные слитки. Это будет такой актив на крайний случай. Не самый ликвидный, но вполне надёжный.

Особая тема – вывод сбережений в инобанки, то есть чисто за рубеж, а не в российские «дочки» зарубежных кредитных организаций, которые живут и действуют по российскому праву. Не у всех имеется легальная возможность перевести свои средства в Barclays или Deutsche Bank, хотя разного рода посредники тут не преминут активизироваться. Но надо понимать, что в нынешней обстановке базовые принципы английского закона о криминальных финансах будут всё больше и больше применяться по всей Европе. Поэтому российские деньги должны быть не просто «чистыми», а кристально «чистыми». И всё равно это не гарантирует от эксцессов…

Наконец, пришла пора внимательно пересмотреть условия страховых, инвестиционных, сберегательных и прочих контрактов, структурированных продуктов и тому подобных инструментов, приобретённых через российские банки и компании, особенно если валюта отличается от рублей. Как там прописаны правила форс-мажора. Входят ли в это понятие регулятивные либо рестриктивные меры со стороны монетарных властей США (дисклеймер: почти наверняка входят). Что в таком случае удастся вернуть. И каков порядок досрочного расторжения по инициативе клиента. Возможно, пришла пора сыграть на опережение.

В любом случае базовый принцип сейчас должен быть один. Не погоня за доходностью, а минимизация риска. Защита капитала должна стать приоритетом, а её тактика формироваться с учётом всех конкретных личных обстоятельств и планов. И, разумеется, всё это ещё одно вежливое напоминание, что личными финансами каждому надо заниматься не от случая к случаю и тем более не от кризиса к кризису, а регулярно и непрерывно».

Иван Уклеин, младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА»: «В конце 2008 года о возможности валютных ограничений при самом худшем сценарии говорить было не принято. Выросло целое поколение, которое не проходило через принудительную конвертацию и было убеждено в том, что российская экономика, несмотря на ряд трудностей переходного периода и существенные отраслевые диспропорции (примеров привести можно очень много, хотя бы тот же банковский сектор), все же движется к рыночным отношениям.

Профильные министерства и ведомства, а также Центробанк неоднократно озвучивали, что будут прибегать к нерыночным мерам только в случае крайней необходимости. Однако с учетом столь пристального внимания журналистов всего к одной фразе банкира, складывается впечатление, что происходит деликатный мониторинг общественного мнения — готовы ли россияне к валютным ограничениям на фоне целого ряда непопулярных мер, принятых после президентских выборов.

Крупные российские банки еще с марта 2014 года были вынуждены прорабатывать план «Б» на случай наиболеее негативных последствий геополитических событий того периода. С тех пор санкционная спираль по ряду новых причин раскрутилась весьма сильно. Тем не менее отдельные американские элиты и истеблишмент обсуждают новые ограничения, которые могут носить беспрецедентный характер.

СМИ пустились в бурные дискуссии — «What if…?» В случае реализации самого жесткого сценария из гипотетически возможных, все российские граждане, государственный и корпоративный сектор окажутся полностью отрезаны от безналичных долларовых расчетов. Даже если кто-то за 10 лет, прошедших с последнего глобального кризиса, забыл мантру о высокой степени глобализации и интеграции, учебники по экономике напоминают нам, что Россия — это «малая открытая экономика». Любые внешние шоки незамедлительно отразятся на основных макроэкономических индикаторах: курсе рубля (вплоть до появления «черного» валютного рынка), инфляции и доходах населения, а спустя какое-то время — и на рынке труда. В самом худшем сценарии это может привести к экономической и социальной катастрофе.

Пока преждевременно давать оценки и прогнозы, поскольку непонятны точные параметры ограничений и возможные исключения, ведь американский бизнес при определенном раскладе может также понести убыток (не катастрофический, но все же соответствующий потере заметного рынка). Очевидно, что по очень крупным сделкам (например, российских нефтяных гигантов) все равно сохранится теоретическая возможность обойти санкции через ряд азиатских и ближневосточных банков. Экономическая целесообразность для самих США в таких жестких ограничениях будет под вопросом, и, скорее всего, окончательный вариант вводимых санкций станет предметом внутриполитического торга и лобби бизнеса внутри самих США.

Если все же дойдет до крайних мер, у коммерческих банков, скорее всего, не хватит наличной валюты для исполнения обязательств. Накопленные международные резервы Банка России теоретически могут покрыть существенную часть валютных обязательств, но здесь существует ряд проблем.

Во-первых, часть международных резервов инвестирована в инструменты, которые в определенных обстоятельствах могут оказаться недостаточно ликвидными — американские долговые бумаги, депозитарные расписки, золото.

Во-вторых, когда отдельные аналитики приводят сопоставление международных резервов РФ и валютных вкладов населения, они не учитывают, что у Банка России нет значительного запаса долларов в наличной форме, поэтому даже технически такое покрытие не вполне может состояться.

Наконец, в-третьих: резервы и решимость их использования не безграничны. Помимо вкладов населения, существует очень большой внешний долг (в основном, корпоративного сектора) и обычные внешнеэкономические операции. Даже если появится политическая воля поддерживать их ресурсами Центробанка, его огромных резервов все равно едва хватит на несколько кварталов. Кроме того, наличный оборот и транспортировки через границу находятся сейчас в компетенции ЕАЭС — обсуждать в таком контексте можно только судьбы депозитов.

И все же, по-прежнему вероятность реализации самых негативных сценариев санкций остается не очень высокой: до КНДР и даже до Ирана нам еще очень далеко. Все понимают, что подобные санкции против России обернутся ощутимыми потерями для обеих сторон, а значит, надежда на лучшее остается».


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *